About Роман Кривонос

This author has not yet filled in any details.
So far Роман Кривонос has created 195 blog entries.
27 02, 2017

Зеркало для фотона

2017-06-30T15:56:57+00:00 27 02 2017|Categories: Популярно, Пресса о нас|Tags: , |

В следующем году в космос должен отправится уникальный российский рентгеновский телескоп. С его помощью астрономы хотят узнать больше о происхождении Вселенной и составить ее карту. Как создавали телескоп?

20 01, 2017

Что может рассказать один юный квазар?

2017-06-30T15:01:24+00:00 20 01 2017|Categories: Без рубрики, Популярно, Пресса о нас|Tags: , |

Ученые, занимающиеся космическими исследованиями, — настоящие детективы. Как Шерлок Холмс, используя метод дедукции и косвенные наблюдения, вычислял убийцу, так и они, собирая и анализируя данные излучений в различных спектрах, могут рассказать, что происходило во Вселенной много-много лет назад и как возникли известные нам сегодня феномены.

Сотрудники Института космических исследований РАН (Москва) совместно с коллегами из Института солнечно-земной физики СО РАН (Иркутск) ищут, каталогизируют и исследуют квазары — мощные, далекие и активные центры других галактик. По принятой сейчас гипотезе считается, что в центре таких галактик располагается сверхмассивная (массой от миллиона до миллиардов масс Солнца) черная дыра. Она притягивает к себе материю из окружающего пространства, которое, разгоняясь, рождает мощное излучение практически во всех диапазонах электромагнитного излучения. Наблюдая его, мы говорим, что «видим квазар». В центре нашей Галактики тоже есть черная дыра, но она сейчас не активна, то есть вещество практически не «падает» на нее.

Исследуя квазары, ученые ищут ответ на вопрос, как появились галактики и сверхмассивные черные дыры в их центре. Например, обнаруженный в этом году исследователями ИКИ РАН и ИСЗФ СО РАН один из самых далеких рентгеновских квазаров 3XMM J125329.4+305539 находится на красном смещении 5,08. Значит, его свет возник во Вселенной спустя всего лишь миллиард с небольшим лет после Большого взрыва (для сравнения, сейчас нашей Вселенной почти 14 млрд лет). Учитывая космологическое расстояние, на Земле мы видим квазар не таким, какой он сейчас, а каким был «в молодости». 

Работа, которую ученые ведут сейчас на двух телескопах в Специальной астрофизической обсерватории (п. Нижний Архыз, Карачаево-Черкесская Республика) и Саянской обсерватории ИСЗФ СО РАН (п. Монды, Республика Бурятия) по поиску и систематизации квазаров предваряет исследования, которые планируется провести с помощью аппарата «Спектр-Рентген-Гамма».

Российско-германскую обсерваторию «Спектр-Рентген-Гамма» (СРГ) выведут на орбиту в 2017 году. С ее помощью исследователи надеются создать карту Вселенной в рентгеновском диапазоне, отметить на ней крупные скопления галактик и собрать информацию, чтобы ответить на вопрос, а как, собственно, появляются и развиваются галактики. СРГ строится в Научно-производственном объединении им. С.А. Лавочкина, научная аппаратура разрабатывается в ИКИ РАН и Институте внеземной физики Общества им. Макса Планка (Германия). 

Что делает черная дыра в центре галактики?

— Как ученые выяснили, что в центре галактик есть массивные черные дыры? Конечно, по наблюдениям, — говорит заведующий сектором отдела астрофизики высоких энергий ИКИ РАН доктор физико-математических наук, профессор РАН Сергей Юрьевич Сазонов. — Это видно даже по нашей галактике: звезды вращаются по кеплеровским эллиптическим орбитам вокруг какой-то массы; почти не вызывает сомнений, что там находится черная дыра весом 4 миллиона масс Солнца. Эта черная дыра, можно сказать, пассивная: мы видим, что она существует, только по движению вокруг нее других тел. 

В прочих галактиках мы наблюдаем похожие явления, с той лишь разницей, что если черная дыра активна, в нее падает межзвездный газ. Однако он летит не по прямой, а закручивается, образуя аккреционный диск. Атомы вещества сталкиваются друг с другом и разогреваются, излишки энергии выбрасываются в окружающее пространство, и именно это излучение мы и можем наблюдать в разных диапазонах, — объясняет ученый. 

В 1943 году американский астроном Карл Кинан Сейферт первым описал подобные близкие галактики с активным ядром. Спектр их излучения содержит множество специфических линий, указывающих на мощные и высокоскоростные выбросы газа. Сейчас их называют в честь ученого — сейфертовские галактики. 

— Есть аналогичные, но более далекие объекты — квазары, — рассказывает Сергей Сазонов. — Их открыли позже и изначально считали звездами, собственно, название «квазар» и образовано от словосочетания «наподобие звезды» (из лат. quas(i) — наподобие, нечто вроде + англ. (st)ar — звезда). Сначала ученые определили их как звезды со странными свойствами и спектрами излучения, но потом поняли, что это такие же ядра галактик, только более мощные и далекие. И живут они по сходным с сейфертовскими галактиками физическим законам.

Сейчас самый далекий от нас квазар находится на красном смещении около 7 (мы принимаем излучение, испущенное в тот момент, когда Вселенной было менее одного миллиарда лет). Как известно, наша Вселенная расширяется, а значит, все объекты в ней удаляются друг от друга. При этом уменьшаются частоты излучения удаляющегося, например, квазара. Это похоже на изучаемый в школе эффект Доплера. Допустим, в своей системе объект излучает в ультрафиолетовом спектре (с высокими частотами), а мы наблюдаем его в видимом спектре излучения. 

Аккреция (лат. accrētiō «приращение, увеличение» от accrēscere «прирастать») — процесс приращения массы небесного тела путем гравитационного притяжения материи (обычно газа) на него из окружающего пространства.

— Исследуя квазары, ученые хотят понять, как сверхмассивные черные дыры смогли вырасти. Есть другой класс черных дыр, более легких, от трех до нескольких десятков масс Солнца. Они образуются, когда умирает массивная звезда. Если в паре с ней была другая, то вещество последней аккрецируется в черную дыру. Это так называемые рентгеновские двойные системы, излучающие, соответственно, в рентгеновском диапазоне. 

Можно предположить, что когда Вселенной было всего сто миллионов лет, уже появились первые звезды, которые прожили еще несколько миллионов лет и превратились в черные дыры. Но неясно, как они смогли вырасти до массивных и сверхмассивных за последующие несколько сотен миллионов лет? Если бы они просто быстро «затягивали» вещество из окружающей среды, так бы не получилось, — поясняет Сергей Сазонов. — С другой стороны, понимание процессов формирования таких черных дыр, возможно, даст нам ответ на вопрос: как образуются галактики? 

 Получается, в их центрах росли черные дыры, но как связаны эти два явления? Сейчас популярно объяснение: черные дыры выросли и стали достаточно большими, чтобы своей огромной энергией влиять на галактики вокруг. Для понимания этого нужно найти как можно больше квазаров, причем в разных диапазонах. Мы ищем в рентгеновском, — говорит ученый.

Перепись «квазарного населения»

В октябре исследователи обнаружили один из самых далеких рентгеновских квазаров с помощью нового спектрографа АДАМ на 1,6-метровом телескопе АЗТ-33ИК Саянской солнечной обсерватории ИСЗФ СО РАН. Этот результат — часть работы по составлению каталога квазаров по данным орбитальных и наземных обсерваторий. Группа астрофизиков использовала данные космического рентгеновского телескопа XMM-Newton, а также оптические данные Слоановского обзора (SDSS) и обзора всего неба WISE (инфракрасный диапазон) — они нужны, чтобы среди сотен тысяч рентгеновских источников выделить именно далекие квазары.

Sloan Digital Sky Survey (SDSS, с англ. — «Слоуновский цифровой небесный обзор») — проект широкомасштабного исследования многоспектральных изображений и спектров красного смещения звезд и галактик при помощи 2,5-метрового широкоугольного телескопа в обсерватории Апачи-Пойнт в штате Нью-Мексико.

 XMM-Newton — телескоп с маленьким полем зрения: сегодня он смотрит на один объект, а завтра — на другой. За 15 лет такими «уколами» он покрыл два процента неба. Дальше ученые ИКИ РАН наложили эти рентгеновские данные на общедоступные данные Слоановского цифрового обзора и обзора космической обсерватории WISE, полученные с помощью телескопов, работающих в нескольких диапазонах видимого и инфракрасного диапазонов длин волн. Площадь неба в области пересечения всех этих данных составляет менее одного процента. 

— Дальше мы посмотрели на оптические и инфракрасные цвета объектов, попавших в обзор, — поясняет Сергей Сазонов. — Нас интересовали квазары дальше определенного расстояния — с красным смещением больше 3. И мы знаем, что такие квазары должны иметь определенную «окраску». Идея была искать их среди рентгеновских источников, и наш молодой сотрудник Георгий Хорунжев нашел более 900 таких кандидатов.

Оказалось, что 2/3 квазаров из найденных уже известны. Новых кандидатов нашлось более 350, для них были сделаны оценки красных смещений по цветам объектов. Затем ученые проверили отдельные объекты на телескопах: АЗТ-33ИК и Большом телескопе азимутальном. Обнаруженный источник 3XMM J125329.4+305539 оказался очень далеким — он расположен на красном смещении 5,08, что соответствует возрасту Вселенной чуть более одного миллиарда лет. 

— Это не самый далекий квазар, но изюминка в чем: всё, что можно найти сейчас, нашли в оптическом диапазоне, а затем некоторые объекты дополнительно изучили в рентгеновском. А мы сделали наоборот: нашли «рентгеном» и подтвердили в «оптике». Интересно понять, сколько таких объектов во Вселенной. Мы детектировали несколько объектов, а их миллионы. Нам нужно научиться пересчитывать свойства этих нескольких квазаров для остальных, используя каталог. Важно именно то, что мы применили другой метод, — подчеркивает Сергей Сазонов. 

На 1,6-метровом телескопе АЗТ-33ИК Саянской обсерватории для проведения этой работы был установлен новый спектрограф видимого и близкого инфракрасного диапазона АДАМ. Этот прибор — результат совместной работы трех институтов Российской академии наук. Основные идеи и научные задачи прибора были сформулированы в ИКИ РАН, разработан и изготовлен он в Специальной астрофизической обсерватории РАН, а установлен на телескопе АЗТ-33ИК сотрудниками ИСЗФ СО РАН.

— Задача состояла в том, чтобы сделать прибор «максимально прозрачным»: мы должны были терять как можно меньше света за время прохождения луча через линзы. Таким образом, за заданное время экспозиции мы регистрируем максимально возможное количество фотонов, так что даже на небольшом 1,6-метровом телескопе можем получать соответствующие спектры довольно слабых объектов, — объясняет старший научный сотрудник отдела астрофизики высоких энергий ИКИ РАН кандидат физико-математических наук Родион Анатольевич Буренин.

 Помимо чрезвычайно прозрачной линзы прибор оснастили высокоэффективной ПЗС-матрицей. ПЗС — приборы с зарядовой связью — используются не только в специальном научном оборудовании, но и в обычных зеркальных цифровых фотоаппаратах: именно они преобразуют фотоны, попавшие в объектив, в электрические заряды, которые затем формируют изображение на экране камеры.

 — В этом приборе стоит матрица последнего поколения, у которой высокая чувствительность в инфракрасном диапазоне — выше, чем у обычных, — говорит Родион Буренин. —  Кроме того, у нас были ограничения по весу. Поэтому мы сделали спектрограф, позволивший нам облегчить оптику, использовали более легкие зеркала с серебряным покрытием и высокими отражающими свойствами. Сама конструкция телескопа тоже интересна и оптимально подошла для наших задач: под зеркалом АЗТ-ЗЗИК располагаются оптические столы, где можно разместить разные приборы, а затем, поворачивая косое зеркало между этими приборами, легко переключаться. 

— В России не так много инструментов для астрономических наблюдений, — говорит заведующий лабораторией инфракрасных методов в астрофизике ИСЗФ СО РАН кандидат физико-математических наук Максим Викторович Еселевич.

— У ИКИ РАН большой проект, они искали поддержку в различных местах, и нам удалось организовать с ними сотрудничество. Своих работ по наблюдению далеких астрофизических явлений у нас проводится не так много, например, мы делаем мониторинг оптических послесвечений гамма-всплесков, но в основном занимаемся наблюдениями околоземного космического пространства: космического мусора, астероидов. Участвуя в совместном проекте, мы рассчитывали расширить круг наших задач, — рассказывает Максим Еселевич.  

Карта неба в рентгеновском диапазоне 

— Мы надеемся, что в конце следующего года будет запущен «Спектр-Рентген-Гамма» и появится возможность сделать обзор всего неба в рентгеновском диапазоне на полтора-два порядка чувствительнее, чем сейчас. Это качественный скачок, как если бы раньше у вас был метровый телескоп, а потом появился шестиметровый, — объясняет Родион Буренин.  

 — Можно еще иначе сказать, — дополняет Сергей Сазонов. — Данные XMM-Newton в рентгеновском диапазоне есть по одному проценту неба, а СРГ отсканирует всё небо, и по чувствительности данные будут аналогичные. Информация станет применима для поиска большего количества квазаров. Мы ожидаем найти миллионы активных в рентгене ядер галактик. Дальше их можно будет изучать в оптическом диапазоне, потому что при проверке не все из них окажутся квазарами.

 Подготовили Юлия Позднякова, Алёна Литвиненко

Взято с сайта www.sbras.info

31 12, 2016

Функция светимости и совокупный спектр излучения ярких массивных рентгеновских двойных систем, рентгеновский нагрев ранней Вселенной

2017-09-28T18:29:59+00:00 31 12 2016|Categories: Публикации|Tags: , |

С.Ю. Сазонов, И.И. Хабибуллин

→ Общая формулировка научной проблемы и ее актуальность

Тема реионизации Вселенной чрезвычайно актуальна. Остается открытым ключевой вопрос: какие астрофизические объекты и физические механизмы были ответственны за реионизацию Вселенной? В последнее время активно обсуждается гипотеза, что еще до реионизации ультрафиолетовым излучением галактик и квазаров первичная межгалактическая среда во Вселенной могла быть заметно разогрета излучением первых рентгеновских источников. Естественным кандидатом на роль таких источников в ранней Вселенной являются массивные рентгеновские двойные системы (МРД). Поэтому тема раннего нагрева Вселенной оказывается неразрывно связана с исследованием популяционных свойств МРД в современную эпоху.

→ Конкретная решаемая в работе задача и ее значение

построение функции светимости и суммарного спектра рентгеновского излучения МРД высокой светимости (>10^38 эрг/с) в современную эпоху, оценка нагрева ранней Вселенной излучением таких источников в первых галактиках.

→ Используемый подход, его новизна и оригинальность

Использовалась выборка 27 близких галактик, для которых имеются карты атомарного и молекулярного межзвездного газа, а также темпа звездообразования. На основе каталога источников, обнаруженных телескопом Чандра в этих галактиках, была составлена выборка из 200 вероятных МРД со светимостью выше 10^38 эрг/с, исследованы рентгеновские спектры этих источников. На основе этой выборки была измерена функция рентгеновской светимости МРД и построен рентгеновский спектр совокупного излучения популяции МРД в современную эпоху. При этом были учтены эффекты селекции, связанные с разнообразием спектров ярких МРД и поглощением излучения в межзвездной среде родительских галактик. Такой самосогласованный подход никогда ранее не использовался при изучении популяционных свойств МРД.

На основе измеренных функции светимости и суммарного спектра МРД, используя зависимость интегрального темпа звездообразования от красного смещения на z=6-10, основанную на наблюдениях космического телескопа им. Хаббла, и принимая во внимание, что в ранней Вселенной удельная светимость МРД могла быть повышена из-за низкой металличности первых галактик, был рассчитан нагрев ранней Вселенной мягким рентгеновским излучением МРД. В предыдущих работах использовались менее обоснованные оценки светимостей и спектров рентгеновских источников в первых галактиках.

→ Полученные результаты и их значимость

Впервые измерена истинная (поправленная за поглощение и эффекты селекции), отнесенная к темпу звездообразования функция светимости МРД в современную эпоху. В диапазоне светимостей от 10^38 до 3 10^40 эрг/с она может быть описана степенным законом: dN/dlog L=2.0(L/10^39 эрг/c)^(-0.6)/(M_Sun/год). Показано, что вклады жестких, мягких и сверхмягких источников в функцию светимости находятся в пропорции 2:1:1. Также впервые измерена функция светимости МРД в мягком рентгеновском диапазоне 0.25-2 кэВ и показано, что жесткие, мягкие и сверхмягкие источники вносят в нее примерно равный вклад. Суммарная мягкая рентгеновская удельная светимость МРД в современную эпоху составляет 5 10^39 эрг/с/(M_Sun/год). Самосогласованный учет эффектов поглощения и разнообразия рентгеновских спектров никогда ранее не осуществлялся при изучении популяционных свойств МРД.

Впервые измерен поправленный за поглощение и эффекты селекции суммарный спектр рентгеновского излучения ярких МРД в современную эпоху. В диапазоне энергий 0.25-8 кэВ он может быть описан степенным законом с наклоном 2.1. Основной вклад в совокупное излучение дают ультраяркие рентгеновские источники со светимостью выше 10^39 эрг/с. Жесткие источники доминируют на энергиях выше 2 кэВ, а мягкие и сверхмягкие — на более низких энергиях. Полученный спектр дает важные ограничения на модели около- и сверх-критической аккреции вещества на черные дыры и нейтронные звезды.

Используя измеренные функцию светимости и суммарный спектр ярких МРД, оценен фотонагрев ранней Вселенной мягким рентгеновским излучением таких систем. Показано, что излучение ультраярких и сверхмягких ультраярких  рентгеновских источников могло существенно нагреть первичную  межгалактическую среду уже к z=10, если удельная рентгеновская светимость молодого звездного населения в ранней Вселенной была, из-за низкой металличности первых галактик, на порядок выше, чем в современную эпоху. Это делает возможным наблюдение нейтрального водорода в линии 21 см в излучении на z<10. Хотя расчеты рентгеновского нагрева Вселенной ранее проводились неоднократно, в наших расчетах были впервые использованы реально измеренные спектры и функция светимости МРД в мягком рентгеновском дипазоне. 

→ Ссылки:

  1. «Bright end of the luminosity function of high-mass X-ray binaries: contribution of hard, soft and supersoft sources» Sazonov S., Khabibullin I. Monthly Notices of the Royal Astronomical Society, 2017, vol. 466, p. 1019-1051
  2. «The intrinsic collective spectrum of luminous high-mass X-ray binaries» Sazonov S., Khabibullin I. Monthly Notices of the Royal Astronomical Society, 2017, vol. 468, p. 2249-2255
  3. «Подогрев ранней Вселенной излучением массивных рентгеновских двойных систем» Сазонов С.Ю., Хабибуллин И.И. Письма в Астрономический журнал, 2017, том 43, стр. 243-253
8 12, 2016

INTEGRAL Picture of the month (December 2016)

2017-06-30T15:46:37+00:00 08 12 2016|Categories: ИНТЕГРАЛ, Сообщения|Tags: , |

2016-12

MIKHAIL REVNIVTSEV
MAY 3, 1974 – NOVEMBER 23, 2016

On November 23rd, 2016, Dr. Mikhail Revnivtsev from the Space Research Institute of the Russian Academy of Sciences, passed away at the age of 42 in Moscow after a serious illness.

Mikhail (Mike) Revnivtsev was born in 1974 in Tolyatti, Russia. In 1997, he graduated from the Moscow Institute of Physics and Technology. In 1999 and 2006, he received his PhD and habilitation degree from the Space Research Insitute (IKI) in Moscow. In 2008, he was awarded the very prestigious prize for outstanding young scientists by the Russian President. In 2016, he became Professor of the Russian Academy of Sciences.

Mikhail worked at IKI throughout his career. From 2001 to 2010 he also worked in Garching (Germany) at the Max Planck Institute for Astrophysics and Munich Technical University.

Mikhail was one of the leaders of the INTEGRAL scientific community.  Besides being highly successful when working with the observatory’s data, he also served as a member of the INTEGRAL Time Allocation Committee and the INTEGRAL Users’ Group. His ideas were pivotal in forming INTEGRAL’s observational strategy and building its legacy.

Mikhail was known world-wide as an outstanding X-ray astronomer, who greatly contributed to the success of a number of X-ray astronomy missions, including Granat, RXTE, Chandra and INTEGRAL. Mikhail has solved the long-standing puzzle of the origin of the Galactic Ridge X-ray Emission, by demonstrating that it is collective emission of thousands of accreting white dwarfs and millions of coronally active stars. He has also developed a new method of distinguishing neutron stars from black holes in X-ray binaries through a combination of their spectral and timing properties. These are just two of the many outstanding results obtained by Mike.

A prominent result by Mikhail connected with the INTEGRAL observatory is his report on the association of IGR J17475-2822, discovered by INTEGRAL, with the giant molecular cloud Sgr B2 in the Galactic Center region (see INTEGRAL POM October 2004). Data from different observatories strongly support the idea that the hard X-ray emission of Sgr B2 is Compton scattered and reprocessed radiation emitted in the past by the Sgr A* source, the supermassive black-hole candidate in the center of our Galaxy.

The IBIS/ISGRI image (top, left; 18-60 keV) shows the inner 3.5 degree by 2.5 degree region of the center of the Galaxy. Contours represent signal-to-noise levels starting at S/N = 5 and increasing with a factor 1.4. The image has a total effective exposure time of 2.3 Ms. The left, bottom image is the same IBIS/ISGRI image, however, now with the brightness distribution of the 6.4 keV iron line as determined by ASCA/GIS, overplotted as contours.

At the photo on the right, Mikhail is in the Space museum at IKI near a model of the KVANT module. For many of us in the INTEGRAL community, Mike was not only a colleague but also a close friend. We deeply regret his loss. Our hearts are with Mike’s family and colleagues in Moscow. Fond memories of Mikhail Revnivtsev will remain forever with us.

Credits:

  • Eugene Churazov, Roman Krivonos, Alexander Lutovinov, Ilya Mereminsky, Sergei Sazonov, Rashid Sunyaev (IKI, Moscow, Russian Federation)
  • «Hard X-ray view of the past activity of Sgr A* in a natural Compton mirror», M.G. Revnivtsev, E.M. Churazov, S.Yu. Sazonov, R.A. Sunyaev, A.A. Lutovinov, M.R. Gilfanov, A.A. Vikhlinin, P.E. Shtykovsky, M.N. Pavlinsky, 2004, A&A 425, L49

Source: http://www.cosmos.esa.int/web/integral

2 12, 2016

Ушел из жизни Михаил Геннадьевич Ревнивцев

2017-06-30T18:01:03+00:00 02 12 2016|Categories: Сообщения|Tags: |

nekrolog_revnivtsev_inter_2

23 ноября 2016 года после тяжелой болезни скончался Михаил Геннадьевич Ревнивцев, заведующий лабораторией экспериментальной астрофизики ИКИ РАН, ученый с мировым именем в области рентгеновской астрономии и астрофизики высоких энергий.

Михаил Геннадьевич родился в 1974 году в г. Тольятти. В 1991 году поступил в Московский физико-технический институт на кафедру космической физики. С 1995 года начал работать в Институте космических исследований в Отделе астрофизики высоких энергий. В 1997 году с отличием закончил МФТИ и поступил в аспирантуру ИКИ РАН, в 1999 году успешно защитил кандидатскую диссертацию, а в 2006 году — докторскую. В 2016 году был избран Профессором Российской академии наук.

Михаил Геннадьевич — автор ряда ярких научных открытий, среди которых решение многолетней загадки происхождения рентгеновского фона Галактики. Построив уникальную рентгеновскую карту Галактики по данным обсерватории RXTE, он доказал что фон складывается из излучения многочисленных аккрецирующих белых карликов и коронально активных звезд. За это и другие открытия Михаил Геннадьевич был награжден в 2006 году медалью им. Я.Б. Зельдовича Международного комитета по исследованию космического пространства, а в 2008 году стал одним из первых лауреатов премии Президента Российской Федерации в области науки и инноваций для молодых ученых.

Михаил Геннадьевич начал свою научную деятельность с работы с данными космических обсерваторий «Мир/Квант» и «Гранат». Он играл ключевую роль в успехе международной астрофизической обсерватории «ИНТЕГРАЛ» и в подготовке к рентгеновскому обзору всего неба обсерватории «Спектр-Рентген-Гамма», а также был идейным вдохновителем проекта «Монитор Всего Неба» на борту Международной Космической Станции.

Михаил Геннадьевич посвящал много времени работе со студентами и аспирантами, воспитал несколько кандидатов физико-математических наук, принимал активное участие в жизни Института, занимался популяризацией науки в России.

Миша был не только выдающимся ученым, но и потрясающим другом и коллегой, всегда готовым прийти на помощь. Отдел астрофизики высоких энергий глубоко скорбит об утрате. Светлая память о Михаиле Геннадьевиче Ревнивцеве навсегда сохранится в наших сердцах.

2 12, 2016

Письма соболезнования по уходу из жизни М.Г. Ревнивцева

2017-06-30T18:02:00+00:00 02 12 2016|Categories: Сообщения|Tags: |

— Вы знали Мишу гораздо лучше, чем я. Но и того, к сожалению, небольшого времени, что мы с ним провели в беседах, дискуссиях, просто общаясь, мне хватило, чтобы понять неординарный масштаб его личности. Его вклад в мировую науку, глубочайшие познания, вклад в развитие группы в ИКИ неоценимы. Мы с ним много спорили, со многим не соглашались, и в науке, и в жизни. Но, несмотря на это, я всегда безмерно уважал Мишу, как человека и как ученого. Я много раз был у него в гостях. Всегда звал к себе с ответным визитом. Как жаль, что он ко мне так и не доехал.

Выражаю глубочайшие соболезнования Ане и их детям. Случившееся просто ужасно для них. Надеюсь, что в это тяжелое для них время они получают поддержку от родственников, друзей, Мишиных коллег. Я очень сопереживаю их горю.

Вы, Мишины коллеги, друзья, весь коллектив ИКИ, его учителя и ученики, также примите мои искренние соболезнования.

Всем нам будет сильно не хватать Миши.

Роман Рафиков

— We lost a great person. I will never forget the first time I met him in Taormina in 1998. Mike was young and promise scientist and our expectation were right. I big hug to his family.

Angela Bazzano

— these are indeed very sad news. I have very fond memories of working with Mike at the ISDC in the early days of the INTEGRAL mission and of the many occasions to discuss with him and to enjoy life throughout the years.  Please send my deepest condolences to his family. 

Volker Beckmann

— These are very sad news indeed and a great loss both personally and professionally for our community. My thoughts go out to Mike’s family and friends and also hope our condolences can be passed on.

Peter Kretschmar

— This is indeed very bad news, a big loss professionally and humanly. Please bring our condolences to Mike’s family.

Diego Götz

— I was shocked to learn of Misha Revnivtsev’s death. The world of astronomy has lost one of the foremost explorers of the x-ray sky, and those of us who knew him personally lost a great colleague, and a great friend. I  treasured my own conversations with Misha during the annual high-energy astrophysics meetings at IKI. Great encyclopedic knowledge, combined with deeply original thinking and powerful intuition. Always a new insight, always something to think about afterwards. I will remember his larger than life personality, his modesty, his kindness and empathy, his calm demeanor and his deep passion for science and for life. It is so sad that he is no longer with us. Please pass on my deepest condolences to Misha’s family.

Yura Levin