Популярно об астрофизических исследованиях

27 02, 2017

Зеркало для фотона

2017-06-30T15:56:57+00:00 27 02 2017|Categories: Популярно, Пресса о нас|Tags: , |

В следующем году в космос должен отправится уникальный российский рентгеновский телескоп. С его помощью астрономы хотят узнать больше о происхождении Вселенной и составить ее карту. Как создавали телескоп?

20 01, 2017

Что может рассказать один юный квазар?

2017-06-30T15:01:24+00:00 20 01 2017|Categories: Без рубрики, Популярно, Пресса о нас|Tags: , |

Ученые, занимающиеся космическими исследованиями, — настоящие детективы. Как Шерлок Холмс, используя метод дедукции и косвенные наблюдения, вычислял убийцу, так и они, собирая и анализируя данные излучений в различных спектрах, могут рассказать, что происходило во Вселенной много-много лет назад и как возникли известные нам сегодня феномены.

Сотрудники Института космических исследований РАН (Москва) совместно с коллегами из Института солнечно-земной физики СО РАН (Иркутск) ищут, каталогизируют и исследуют квазары — мощные, далекие и активные центры других галактик. По принятой сейчас гипотезе считается, что в центре таких галактик располагается сверхмассивная (массой от миллиона до миллиардов масс Солнца) черная дыра. Она притягивает к себе материю из окружающего пространства, которое, разгоняясь, рождает мощное излучение практически во всех диапазонах электромагнитного излучения. Наблюдая его, мы говорим, что «видим квазар». В центре нашей Галактики тоже есть черная дыра, но она сейчас не активна, то есть вещество практически не «падает» на нее.

Исследуя квазары, ученые ищут ответ на вопрос, как появились галактики и сверхмассивные черные дыры в их центре. Например, обнаруженный в этом году исследователями ИКИ РАН и ИСЗФ СО РАН один из самых далеких рентгеновских квазаров 3XMM J125329.4+305539 находится на красном смещении 5,08. Значит, его свет возник во Вселенной спустя всего лишь миллиард с небольшим лет после Большого взрыва (для сравнения, сейчас нашей Вселенной почти 14 млрд лет). Учитывая космологическое расстояние, на Земле мы видим квазар не таким, какой он сейчас, а каким был «в молодости». 

Работа, которую ученые ведут сейчас на двух телескопах в Специальной астрофизической обсерватории (п. Нижний Архыз, Карачаево-Черкесская Республика) и Саянской обсерватории ИСЗФ СО РАН (п. Монды, Республика Бурятия) по поиску и систематизации квазаров предваряет исследования, которые планируется провести с помощью аппарата «Спектр-Рентген-Гамма».

Российско-германскую обсерваторию «Спектр-Рентген-Гамма» (СРГ) выведут на орбиту в 2017 году. С ее помощью исследователи надеются создать карту Вселенной в рентгеновском диапазоне, отметить на ней крупные скопления галактик и собрать информацию, чтобы ответить на вопрос, а как, собственно, появляются и развиваются галактики. СРГ строится в Научно-производственном объединении им. С.А. Лавочкина, научная аппаратура разрабатывается в ИКИ РАН и Институте внеземной физики Общества им. Макса Планка (Германия). 

Что делает черная дыра в центре галактики?

— Как ученые выяснили, что в центре галактик есть массивные черные дыры? Конечно, по наблюдениям, — говорит заведующий сектором отдела астрофизики высоких энергий ИКИ РАН доктор физико-математических наук, профессор РАН Сергей Юрьевич Сазонов. — Это видно даже по нашей галактике: звезды вращаются по кеплеровским эллиптическим орбитам вокруг какой-то массы; почти не вызывает сомнений, что там находится черная дыра весом 4 миллиона масс Солнца. Эта черная дыра, можно сказать, пассивная: мы видим, что она существует, только по движению вокруг нее других тел. 

В прочих галактиках мы наблюдаем похожие явления, с той лишь разницей, что если черная дыра активна, в нее падает межзвездный газ. Однако он летит не по прямой, а закручивается, образуя аккреционный диск. Атомы вещества сталкиваются друг с другом и разогреваются, излишки энергии выбрасываются в окружающее пространство, и именно это излучение мы и можем наблюдать в разных диапазонах, — объясняет ученый. 

В 1943 году американский астроном Карл Кинан Сейферт первым описал подобные близкие галактики с активным ядром. Спектр их излучения содержит множество специфических линий, указывающих на мощные и высокоскоростные выбросы газа. Сейчас их называют в честь ученого — сейфертовские галактики. 

— Есть аналогичные, но более далекие объекты — квазары, — рассказывает Сергей Сазонов. — Их открыли позже и изначально считали звездами, собственно, название «квазар» и образовано от словосочетания «наподобие звезды» (из лат. quas(i) — наподобие, нечто вроде + англ. (st)ar — звезда). Сначала ученые определили их как звезды со странными свойствами и спектрами излучения, но потом поняли, что это такие же ядра галактик, только более мощные и далекие. И живут они по сходным с сейфертовскими галактиками физическим законам.

Сейчас самый далекий от нас квазар находится на красном смещении около 7 (мы принимаем излучение, испущенное в тот момент, когда Вселенной было менее одного миллиарда лет). Как известно, наша Вселенная расширяется, а значит, все объекты в ней удаляются друг от друга. При этом уменьшаются частоты излучения удаляющегося, например, квазара. Это похоже на изучаемый в школе эффект Доплера. Допустим, в своей системе объект излучает в ультрафиолетовом спектре (с высокими частотами), а мы наблюдаем его в видимом спектре излучения. 

Аккреция (лат. accrētiō «приращение, увеличение» от accrēscere «прирастать») — процесс приращения массы небесного тела путем гравитационного притяжения материи (обычно газа) на него из окружающего пространства.

— Исследуя квазары, ученые хотят понять, как сверхмассивные черные дыры смогли вырасти. Есть другой класс черных дыр, более легких, от трех до нескольких десятков масс Солнца. Они образуются, когда умирает массивная звезда. Если в паре с ней была другая, то вещество последней аккрецируется в черную дыру. Это так называемые рентгеновские двойные системы, излучающие, соответственно, в рентгеновском диапазоне. 

Можно предположить, что когда Вселенной было всего сто миллионов лет, уже появились первые звезды, которые прожили еще несколько миллионов лет и превратились в черные дыры. Но неясно, как они смогли вырасти до массивных и сверхмассивных за последующие несколько сотен миллионов лет? Если бы они просто быстро «затягивали» вещество из окружающей среды, так бы не получилось, — поясняет Сергей Сазонов. — С другой стороны, понимание процессов формирования таких черных дыр, возможно, даст нам ответ на вопрос: как образуются галактики? 

 Получается, в их центрах росли черные дыры, но как связаны эти два явления? Сейчас популярно объяснение: черные дыры выросли и стали достаточно большими, чтобы своей огромной энергией влиять на галактики вокруг. Для понимания этого нужно найти как можно больше квазаров, причем в разных диапазонах. Мы ищем в рентгеновском, — говорит ученый.

Перепись «квазарного населения»

В октябре исследователи обнаружили один из самых далеких рентгеновских квазаров с помощью нового спектрографа АДАМ на 1,6-метровом телескопе АЗТ-33ИК Саянской солнечной обсерватории ИСЗФ СО РАН. Этот результат — часть работы по составлению каталога квазаров по данным орбитальных и наземных обсерваторий. Группа астрофизиков использовала данные космического рентгеновского телескопа XMM-Newton, а также оптические данные Слоановского обзора (SDSS) и обзора всего неба WISE (инфракрасный диапазон) — они нужны, чтобы среди сотен тысяч рентгеновских источников выделить именно далекие квазары.

Sloan Digital Sky Survey (SDSS, с англ. — «Слоуновский цифровой небесный обзор») — проект широкомасштабного исследования многоспектральных изображений и спектров красного смещения звезд и галактик при помощи 2,5-метрового широкоугольного телескопа в обсерватории Апачи-Пойнт в штате Нью-Мексико.

 XMM-Newton — телескоп с маленьким полем зрения: сегодня он смотрит на один объект, а завтра — на другой. За 15 лет такими «уколами» он покрыл два процента неба. Дальше ученые ИКИ РАН наложили эти рентгеновские данные на общедоступные данные Слоановского цифрового обзора и обзора космической обсерватории WISE, полученные с помощью телескопов, работающих в нескольких диапазонах видимого и инфракрасного диапазонов длин волн. Площадь неба в области пересечения всех этих данных составляет менее одного процента. 

— Дальше мы посмотрели на оптические и инфракрасные цвета объектов, попавших в обзор, — поясняет Сергей Сазонов. — Нас интересовали квазары дальше определенного расстояния — с красным смещением больше 3. И мы знаем, что такие квазары должны иметь определенную «окраску». Идея была искать их среди рентгеновских источников, и наш молодой сотрудник Георгий Хорунжев нашел более 900 таких кандидатов.

Оказалось, что 2/3 квазаров из найденных уже известны. Новых кандидатов нашлось более 350, для них были сделаны оценки красных смещений по цветам объектов. Затем ученые проверили отдельные объекты на телескопах: АЗТ-33ИК и Большом телескопе азимутальном. Обнаруженный источник 3XMM J125329.4+305539 оказался очень далеким — он расположен на красном смещении 5,08, что соответствует возрасту Вселенной чуть более одного миллиарда лет. 

— Это не самый далекий квазар, но изюминка в чем: всё, что можно найти сейчас, нашли в оптическом диапазоне, а затем некоторые объекты дополнительно изучили в рентгеновском. А мы сделали наоборот: нашли «рентгеном» и подтвердили в «оптике». Интересно понять, сколько таких объектов во Вселенной. Мы детектировали несколько объектов, а их миллионы. Нам нужно научиться пересчитывать свойства этих нескольких квазаров для остальных, используя каталог. Важно именно то, что мы применили другой метод, — подчеркивает Сергей Сазонов. 

На 1,6-метровом телескопе АЗТ-33ИК Саянской обсерватории для проведения этой работы был установлен новый спектрограф видимого и близкого инфракрасного диапазона АДАМ. Этот прибор — результат совместной работы трех институтов Российской академии наук. Основные идеи и научные задачи прибора были сформулированы в ИКИ РАН, разработан и изготовлен он в Специальной астрофизической обсерватории РАН, а установлен на телескопе АЗТ-33ИК сотрудниками ИСЗФ СО РАН.

— Задача состояла в том, чтобы сделать прибор «максимально прозрачным»: мы должны были терять как можно меньше света за время прохождения луча через линзы. Таким образом, за заданное время экспозиции мы регистрируем максимально возможное количество фотонов, так что даже на небольшом 1,6-метровом телескопе можем получать соответствующие спектры довольно слабых объектов, — объясняет старший научный сотрудник отдела астрофизики высоких энергий ИКИ РАН кандидат физико-математических наук Родион Анатольевич Буренин.

 Помимо чрезвычайно прозрачной линзы прибор оснастили высокоэффективной ПЗС-матрицей. ПЗС — приборы с зарядовой связью — используются не только в специальном научном оборудовании, но и в обычных зеркальных цифровых фотоаппаратах: именно они преобразуют фотоны, попавшие в объектив, в электрические заряды, которые затем формируют изображение на экране камеры.

 — В этом приборе стоит матрица последнего поколения, у которой высокая чувствительность в инфракрасном диапазоне — выше, чем у обычных, — говорит Родион Буренин. —  Кроме того, у нас были ограничения по весу. Поэтому мы сделали спектрограф, позволивший нам облегчить оптику, использовали более легкие зеркала с серебряным покрытием и высокими отражающими свойствами. Сама конструкция телескопа тоже интересна и оптимально подошла для наших задач: под зеркалом АЗТ-ЗЗИК располагаются оптические столы, где можно разместить разные приборы, а затем, поворачивая косое зеркало между этими приборами, легко переключаться. 

— В России не так много инструментов для астрономических наблюдений, — говорит заведующий лабораторией инфракрасных методов в астрофизике ИСЗФ СО РАН кандидат физико-математических наук Максим Викторович Еселевич.

— У ИКИ РАН большой проект, они искали поддержку в различных местах, и нам удалось организовать с ними сотрудничество. Своих работ по наблюдению далеких астрофизических явлений у нас проводится не так много, например, мы делаем мониторинг оптических послесвечений гамма-всплесков, но в основном занимаемся наблюдениями околоземного космического пространства: космического мусора, астероидов. Участвуя в совместном проекте, мы рассчитывали расширить круг наших задач, — рассказывает Максим Еселевич.  

Карта неба в рентгеновском диапазоне 

— Мы надеемся, что в конце следующего года будет запущен «Спектр-Рентген-Гамма» и появится возможность сделать обзор всего неба в рентгеновском диапазоне на полтора-два порядка чувствительнее, чем сейчас. Это качественный скачок, как если бы раньше у вас был метровый телескоп, а потом появился шестиметровый, — объясняет Родион Буренин.  

 — Можно еще иначе сказать, — дополняет Сергей Сазонов. — Данные XMM-Newton в рентгеновском диапазоне есть по одному проценту неба, а СРГ отсканирует всё небо, и по чувствительности данные будут аналогичные. Информация станет применима для поиска большего количества квазаров. Мы ожидаем найти миллионы активных в рентгене ядер галактик. Дальше их можно будет изучать в оптическом диапазоне, потому что при проверке не все из них окажутся квазарами.

 Подготовили Юлия Позднякова, Алёна Литвиненко

Взято с сайта www.sbras.info

29 01, 2016

«Спектры» Вселенной

2017-06-30T16:00:51+00:00 29 01 2016|Categories: Популярно, Проекты|Tags: , |

В НПО им. С.А. Лавочкина завершается подготовка и испытания астрофизической обсерватории «Спектр- РГ». Аппарат будет исследовать Вселенную в гамма- и рентгеновском жестком диапазоне энергий.

31 12, 2015

Рентгеновская астрономия: вчера, сегодня, завтра

2017-06-30T16:03:06+00:00 31 12 2015|Categories: Популярно|Tags: , , |

Открытие космического рентгеновского излучения

Рентгеновская астрофизика — уникально богатая наука. В рентгеновском диапазоне (т.е. в диапазоне энергий фотонов от ~0.5 до 10-100 кэВ) излучает много классов объектов Вселенной — от межзвездной среды и гелиосферы, от обычных звезд, белых карликов, нейтронных звезд, до черных дыр в нашей Галактике и в ядрах огромного количества других галактик, и межгалактической среды скоплений галактик.

Подробнее

9 07, 2015

Рентгеновское небо в фокусе

2017-06-30T16:04:28+00:00 09 07 2015|Categories: Популярно|Tags: , |

Как устроены зеркала рентгеновского телескопа? Для чего нужны обзоры неба? Какие открытия сможет совершить обсерватория «Спектр-Рентген-Гамма»? На эти и другие вопросы отвечает доктор физико-математических наук Михаил Ревнивцев.

Развитие технологии полировки позволило предложить концепцию фокусирующего рентгеновского телескопа. Применение такой технологии существенно изменяет подход рентгеновской астрономии, потому что чувствительность возрастает в тысячу раз, то есть способность фокусировать фотоны на маленький размер в вашем фокальном приборе позволяет избавиться от проблемы скорости счета заряженных частиц. Это самая главная проблема рентгеновской астрономии: нужно отделить скорость счета реальных рентгеновских фотонов от скорости счета заряженных частиц космических лучей, которые всегда есть даже здесь, на поверхности Земли.

Способность фокусировать рентгеновские фотоны в маленький размер фокального прибора позволяет сразу поднять чувствительность в тысячу раз. В результате обсерватория HEAO-2, обсерватория имени Эйнштейна, в конце 70-х годов сразу увеличила чувствительность и угловое разрешение порядка в тысячу раз. В результате появилась возможность видеть ближайшие звезды и строить изображения, например, скоплений галактик, что сейчас очень важно. Сейчас изучение скоплений галактик позволяет исследовать космологическую эволюцию Вселенной. Например, в настоящее время одно из независимых подтверждений существования темной энергии во Вселенной является результатом работы как раз по изучению скоплений галактик по росту структур.

Но изготовление таких телескопов — это большая проблема. Проблема состоит в том, что для того, чтобы рентгеновские фотоны отражались, необходимо отполировать поверхность с точностью до одного или нескольких ангстрем и выдерживать форму зеркала с точностью до нескольких микрон. Зеркало представляет собой систему вложенных труб (как правило, это парабола и гипербола), которые частично используются для отклонения пути фотонов и фокусировки их в фокальный прибор.

Первые приборы были достаточно проблемные в том смысле, что тогда не было рентгеновских ПЗС-матриц, то есть нельзя было иметь очень высокое пространственное разрешение рентгеновского прибора. Для хорошей чувствительности нужно было использовать газовый счетчик, а у него не очень хорошее пространственное разрешение — например, несколько миллиметров в пространстве. А рентгеновское зеркало могло фокусировать все в десяток микрон, то есть формируется фокальное пятно, которое имеет размер десяток микрон. И вы фактически сильно теряли в угловом разрешении из-за старых приборов газовых счетчиков. Работа по высоким пространствам разрешения возможна при помощи так называемых микроканальных пластин. Но микроканальные пластины имеют достаточно небольшую квантовую эффективность, поэтому получается, что из десяти пришедших фотонов регистрируется только один, что тоже нехорошо.

С течением времени были предложены другие технологии, в том числе появились технологии рентгеновских ПЗС-матриц, и в настоящее время возможности рентгеновской оптики и рентгеновских детекторов полностью сопряжены. То есть в настоящий момент, например, летает несколько рентгеновских обсерваторий — одна из них, запущенная в 1999 году обсерватория «Чандра», имеет угловое разрешение около половины угловой секунды (это на уровне лучших наземных оптических телескопов), при этом имеет фокальную длину 10 метров, и вся эта рентгеновская система фокусирует рентгеновские фотоны в пятно размером около десятка микрон. Такая техника очень сложна, и зеркало получается очень тяжелым, то есть в результате вы с большим трудом можете увеличить его размер.

Для того чтобы увеличить размер с меньшим весом, были придуманы другие технологии.

Например, сейчас используется и развивается технология так называемых тонких фольг — рентгеновские зеркала делаются не из жестких стеклянных пластин, покрытых отражающим материалом, а из тонких металлических фольг, которые можно в большом количестве вложить друг в друга, то есть вы можете сложить, к примеру, 50 труб. Например, рентгеновский телескоп XMM, который летает в настоящее время, содержит, по-моему, 56 вложенных труб, состоящих из параболы и гиперболы. Это технически очень сложная вещь, но в результате вы можете фокусировать большое количество фотонов, измерять их спектральные, пространственные, временные характеристики, то есть получать очень большое количество информации.

Один из важнейших типов объектов, которые изучает рентгеновская астрономия, — это компактные объекты: черные дыры, нейтронные звезды, белые карлики, — это экстремально маленькие объекты. На астрономических расстояниях их угловой размер на небе — это наносекунда и меньше. При современных технологиях получение изображений таких объектов недостижимо. Вообще информация от этих объектов приходит к нам только в двух видах: в спектральном и временном, то есть мы можем узнать только энергию фотона и время его прихода.

Давно известно, что спектральная информация важна. Например, всем известно, что рентгеновским флуоресцентным методом можно измерять состав вещества, которое вы хотите изучить. Можно облучить вещество рентгеновским излучением, оно сформирует флуоресцентные линии, которые характерны для элементов этого вещества, и вы по энергии этих линий узнаете, что это за вещество. Таким способом на луноходах изучался состав лунной поверхности: она облучалась рентгеновским излучением, после этого отраженное излучение, в том числе флуоресцентные фотоны, измерялось рентгеновскими детекторами.

Газовые счетчики и сцинтилляционные детекторы имеют достаточно нехорошее энергетическое разрешение, порядка 10–20%, что позволяет получать грубую информацию о спектрах источников, но не детальную. С развитием технологий энергетическое разрешение существенно увеличилось, и стало возможным получать и изучать характеристические линии. Например, если есть горячее вещество, горячая плазма с температурой от одного кэВ, то есть от десятков миллионов до сотен миллионов градусов, одна из характеристических линий излучения такой плазмы — это линия, например, высокоионизированного железа в 6–7 кэВ, и вы можете хорошо измерять ее при помощи рентгеновского детектора. Увеличение энергетического разрешения позволяет не только измерить, задетектировать такую линию, а, например, измерить движение вещества, излучающего эту линию. То есть если вещество движется, то по смещению центроида этой линии относительно ее положения покоя — просто энергетическое смещение — можно измерить скорость.

Сейчас самым лучшим прибором с самым лучшим энергетическим разрешением, который планируется в очередной раз запустить, является так называемый калориметр, или болометр. Это криогенный прибор, который позволяет измерять энергию фотона с точностью до нескольких электронвольт, то есть иметь относительное энергетическое разрешение — энергию поделить на ошибку определения энергии порядка тысячи.

История создания такого прибора непроста. Основная проблема заключается в том, что прибор содержит внутри себя криогенную компоненту — это сверхпроводящий гелий с температурой меньше одного кельвина. Для того чтобы прибор работал, необходимо, чтобы он был при такой низкой температуре. Поэтому получается, что любые проблемы с этим сверхпроводящим гелием приводят к полной утере работоспособности прибора. Впервые попытка запустить такой прибор такого типа была на так называемой обсерватории ASTRO-E Японского космического агентства, но, к сожалению, он взорвался на старте. Следующая попытка была названа ASTRO-EII, и сейчас эта обсерватория называется Suzaku. То есть обсерватория была успешно запущена, начала работу, но, к сожалению, через несколько недель после начала работы болометра проблемы со сверхпроводящим гелием привели к полной его утере и к полной утере работоспособности прибора.

В настоящее время все рентгеновские астрономы мира ожидают запуска обсерватории ASTRO-HЯпонского космического агентства, который планируется в 2015–2016 году.

Его энергетическое разрешение планируется на уровне нескольких электронвольт, что дает возможность изучать движение, можно решать целый ряд проблем. Например, можно изучать движение горячего газа в скоплениях галактик и в нашей Галактике, можно изучать его движение у компактных объектов, в результате высокого разрешения можно проводить диагностику плазмы, то есть измерять ее плотность, ионизационное состояние. Целый пласт проблем, которые невозможно было решить при помощи спектрометров предыдущего поколения, сейчас можно будет решить при помощи рентгеновского болометра.

Любое астрономическое исследование всегда начинается с обзоров неба. Что такое обзор неба? Он позволяет переписать объекты и искать среди найденных объектов лаборатории для ваших исследований, фактически это перепись существующих лабораторий во Вселенной. Первый обзор неба был сделан в начале 70-х годов при помощи обсерватории UHURU, или SAS-1, после этого было сделано несколько обзоров похожего уровня чувствительности. В начале 90-х годов обсерватория ROSAT сделала обзор примерно на порядок лучшей чувствительности, и были обнаружены десятки тысяч объектов, среди которых были найдены лаборатории для исследования различных явлений, в том числе скопления галактик, одиночные нейтронные звезды, нейтронные звезды в двойных системах, белые карлики и так далее.

Потенциал этого обзора к настоящему времени, наверное, уже исчерпывается. В основном это видно по тому, что большое количество времени обсерваторий, существующих сейчас, тратится на обзоры разных площадок на небе. Но наиболее мощные, наиболее чувствительные обсерватории с лучшим разрешением не могут сделать обзор неба, они не могут покрыть большие площадки. Чтобы решить эту проблему, необходим специализированный инструмент, и такими инструментами будет оборудована обсерватория «Спектр-Рентген-Гамма», которая в настоящее время, на 2014 год, разрабатывается совместно в России и Германии. С нашей стороны участвует большой консорциум различных организаций, и ведущей является Институт космических исследований Академии наук, со стороны Германии — Институт внеземной физики, Общество имени Макса Планка и тоже большой консорциум различных организаций.

Задача инструментов этой обсерватории — покрыть все небо и сделать обзор, который будет более чем в 10, а скорее всего, в 50 раз более чувствительным, чем предыдущий обзор неба обсерватории ROSAT. Планируется открытие десятков тысяч скоплений галактик, среди массивных скоплений галактик планируется открыть все, которые вообще успели сформироваться во Вселенной. Планируется, что мы откроем миллионы активных ядер галактик в центрах галактик во всей Вселенной и что будут открыты миллионы хромосферно активных звезд и сотни тысяч аккрецирующих белых карликов в нашей Галактике.

Источник — https://postnauka.ru/video/49447

9 11, 2014

Космический рентгеновский фон

2017-06-30T16:06:03+00:00 09 11 2014|Categories: Популярно|Tags: |

Какова история изучения источников космического рентгеновского фона? Что представляют собой активные ядра галактик? И как исследуют сверхмассивные черные дыры? Об этом рассказывает доктор физико-математических наук Михаил Ревнивцев.

11 08, 2014

Рентгеновская астрономия

2017-06-30T16:06:49+00:00 11 08 2014|Categories: Популярно|Tags: , |

Какова история развития рентгеновской астрономии? Какими методами изучалось излучение космического рентгеновского фона? И каковы перспективы развития рентгеновских телескопов? Об этом рассказывает доктор физико-математических наук Михаил Ревнивцев.

19 04, 2013

Рентген Вселенной

2017-06-30T16:08:12+00:00 19 04 2013|Categories: Популярно, Проекты|Tags: , , |

В 2017 году на орбиту планируется вывести научный аппарат «Спектр Рентген-Гамма». Его главная миссия — создание карты Вселенной. На ней отметят все крупные скопления галактик. Широкомасштабные карты Вселенной — вроде путешествия во времени. Один из главных вопросов, на который должен ответить «Спектр-РГ» — как проходила эволюция скоплений галактик. Спутник строится в НПО им. Лавочкина, а научная программа разрабатывается в Институте космических исследований РАН.